Образование на смене цивилизаций

Почему традиционная школа устроена именно так, а не иначе? Почему именно эта педагогическая система оказалась востребована и живуча?

Природа не поскупилась на многообразие. Мы все такие разные — даже живущие рядом. А сколько на Земле рас, наций, религий… Почему же массовая школа во всем цивилизованном мире устроена единообразно? Редкие «авторские» исключения только подтверждают это единообразие. Хотя бы тем, что при всей привлекательности не распространяются настолько широко, чтобы составить конкуренцию традиционному образованию.

Почему школа такая?

18 век принес Европе не виданное ранее движение. Ломалось все: вековые традиции государственного устройства, семейные устои, мораль и нравственность, способы передвижения, добывания и хранения пищи — огромные массы людей меняли способ жизни. 18 век принес ртутный термометр и молниеотвод, вакцинацию против оспы и электрические опыты, открыл теорию вероятности и дифференциальное исчисление. Тысячелетние мечты о полетах стали явью — братья Монгольфье поднялись на шаре с нагретым воздухом. Но самое главное — изобретение паровой «вращательной машины» Джеймса Уатта.

Джинн вылез не из бутылки, а из котла с подогретой водой. Но он в полной мере обладал главным свойством сказочного персонажа — силой. «Лиши Британию ее паровых двигателей, и ты… уничтожишь ее богатство, сведешь на нет ее власть», — говорил Сади Карно , имя которого и сегодня живет в школьных учебниках.

Началась демиургова работа. У джинна была армия: тысячи светлых голов и миллионы рук. Одни изобретали, другие продавали, внедряли, пользовались. Новый демиург хитер. Придумав паровую машину, он распространил ее во все возможные сферы деятельности. Придумав коллективную форму труда — фабрику, он тоже не стал скромничать.

Фабрика — второе имя джинна. Фабрика — символ индустриального времени. Даже самый традиционный, сельскохозяйственный труд приобрел свойства и ритм фабричности. Механические приспособления, изготавливаемые на фабрике, резко повысили производительность труда на земле. В результате в селах оказалось огромное число свободных рук. Эти руки перетекли в быстро растущие города и оказались опять-таки на фабрике. В Англии спустя всего тридцать лет после изобретения Уатта количество людей, занятых промышленным или ремесленным производством, превзошло количество сельскохозяйственных работников.

Вслед за производством черты фабричности стала приобретать торговля. Если раньше покупатель обычно покупал товар у его владельца, то теперь появились нанятые продавцы (по сути, те же рабочие), которые отпускали товар по стандартным правилам и по фиксированным ценам, работали «от гудка до гудка», как и положено на фабрике. Но на этом преобразования в социальной сфере не остановились.

«…изобретатели в социальной сфере, считающие, что фабрика или завод являются наиболее прогрессивным и эффективным органом производства, пытались воплотить свои принципы и в другие организации. Таким образом, школам, больницам, тюрьмам, правительственным структурам и другим организациям присущи многие черты фабрично-заводского производства с его разделением труда, с иерархической структурой и полной безликостью» .

Итак — школа… Одной причиной ее рождение не объяснить. И все же есть некое общее основание, первопричина и одновременно фон, на котором разворачивалось рождение и развитие массовой школы. Школы, которая была и осталась прототипом современной традиционной школы. Эту школу породила индустриализация.

Школа появилась, чтобы разрешить социальное противоречие: фабрикантам приходилось брать на работу воспитанных в доиндустриальную эпоху людей, ибо других работников просто не было; и они не хотели этого делать, ибо «людей, миновавших период полового созревания и занимавшихся ранее сельскохозяйственным трудом или каким-либо ремеслом, почти невозможно превратить в полезные производству рабочие руки» .

Индустриализация предъявляла новые требования к работникам. Среди простых горожан третьего сословия стала распространяться грамотность. Так, к концу 18 века 47% мужчин и 26% женщин во Франции были грамотными . Вопросы образования стали серьезно волновать общество. Лучшие умы ломали копья на этом ристалище. Вольтер прямо выступил против образования «черни». Дидро — за бесплатную, открытую всем слоям школу. Блестящие работы философов-гуманистов рисовали школу-мечту, школу-праздник.

Однако развитие событий было предопределено. На лимонном дереве вырастает лимон, в индустриальном обществе выросла школа-фабрика . Цели ее были ясны: научить слушать и запоминать, действовать по инструкции, послушно выполнять указания, согласовывать свои действия с коллективными действиями. Научить читать и считать, научить пунктуальности и четкости в выполнении однообразной работы. Дети стали сырьем, которое нужно обработать по определенной технологии, чтобы получить «человека индустриального».

С усложнением производства растет и объем необходимого образования. Дети начинают ходить в школу со все более раннего возраста, учебный день и учебный год становятся все длиннее. Постепенно все большее место в школе занимают арифметика и естественные науки. В 19 и 20 веках школа значительно усложнилась, в ней отразились успехи науки, изменение культурной, технической, бытовой среды. Но школа осталась при этом преимущественно школой-фабрикой.

Впрочем, намерения отдельных людей часто не совпадают с движением общества в целом. В любые исторические времена были учителя, которые сопротивлялись образовательному конвейеру . Выпадали из потока и самые талантливые дети . Несоответствие школьной программы и технологии обучения запросам талантливых людей стало причиной возникновения мифов о проявившейся в школе тупости классиков науки: Чарльза Дарвина, Блеза Паскаля, Альберта Эйнштейна и других.

Чем сложнее культурная среда, тем больше появляется лазеек для талантливых учеников и выдающихся учителей и тем больше шансов у тех и других избежать «всеобщего уравнивания». Это закономерно — ведь индустриальному обществу нужны не только рабочие руки, но и управленцы, технологи, ученые… А попытки на ранних этапах индустриализации закрыть эту потребность обучением детей только из высших сословий провалились.

Сегодня школа-фабрика по-прежнему жива, но ее сильно лихорадит. Это неспроста. Разберемся в причинах чуть подробнее. А для этого рассмотрим три этапа цивилизации .

1 этап — доиндустриальный.

Примерно до начала 18 века. На этом этапе мировоззрение ребенка складывается в основном под воздействием семьи. Ребенок практически все время находится в семье, и постороннему воздействию неоткуда взяться. Большинство простых людей проживают всю свою жизнь, так и не побывав дальше соседнего села.

2 этап — индустриальный.

Условно — три последних века. Происходит массовая миграция людей в города, где плотность населения значительно больше. Появляется почта для широкого населения . Железная дорога и пароход делают мир если не маленьким, то обозримым. Телеграф, радио, телевизор… Теперь информация может прийти откуда угодно в сколь угодно малый срок. Правда, преимущественно в одну сторону: от управляющей элиты к народу. Главная роль в формировании мировоззрения постепенно переходит от семьи к государству. Государственные радио и телевидение могут как угодно трактовать события и влиять на мнения своих граждан. Противопоставить этому что-либо столь же действенное невозможно. Ведь ясли, детский сад, школа — тоже государственные учреждения.

3 этап — информационный.

От нашего времени и дальше — пока трудно понять, насколько. Самым важным, выгодным и массовым — впервые в истории — товаром становится информация. Возникают информационные технологии, позволяющие огромным массам людей общаться, видеть друг друга, спорить и влиять друг на друга, находясь на противоположных сторонах земного шара. Теоретически очень скоро возникнут индивидуальные телеканалы — сколько угодно, хоть по числу живущих на земле людей. Каждый сможет снимать на видео, делать фильмы, передачи или вещать через Интернет на весь мир — только было бы кому слушать. В этом космосе (или хаосе?) информации несравненно труднее будет влиять на мировоззрение подрастающего человека. И это в равной степени касается как государственных средств массовой информации, так и школы. Российские учителя уже сегодня заметили, что стало куда труднее управлять мнением и мироощущением детей, — особенно в крупных городах, где пространство информации с момента развала Советского Союза существенно расширилось.

Мы вступаем в новый этап цивилизации — мир стремительно меняется. Значит, школу лихорадит закономерно — и, заметим, во всем мире. Любопытный факт: слабый уровень подготовки американских школьников в области математики и естественных наук представляет «серьезную угрозу позициям США в мировом сообществе». Об этом говорится в докладе, подготовленном сотрудниками центра проверки знаний Принстонского университета .

Впрочем, таких цитат озабоченных политиков и ученых можно насобирать сколько угодно. Гораздо труднее найти цитаты, показывающие удовлетворенность образованием в какой-либо цивилизованной стране.

Новые задачи образования

Лет 15 назад читал я лекции в N-ске. Серый промышленный город. Грязь, семечки, мусор. Старенькое здание школы с облупившимися стенами. Местоположение туалета определяется по запаху из любой точки школьного пространства. Самый ярый спор среди учителей начальных классов вызвал вопрос о чистописании.

— Это развивает культуру, аккуратность! — восклицали они.

— Взгляните в окно, — отвечал я.

Готов согласиться, что чистописание чем-то полезно. Или, по крайней мере, было полезно тогда, когда главной целью начального образования было научить детей элементарной усидчивости. Научить не мытьем, так катаньем… Правда, эти времена давно прошли. Осталась инерция мышления, прочно усвоенные образованческие традиции и стереотипы.

К чести наших учителей, подобные споры становятся все более вялыми, у «чистописания» все меньше защитников. Потому что психологи давно выявили, что красота почерка — следствие в большей степени характера, чем уроков, и потому, что во всем мире пишущие люди давно перешли от ручек к клавиатуре.

Вопрос о чистописании очень частный. Так, для примера…

А вот другой пример, поярче:

«…является ли целью образования грамотность? Если да, то что означает грамотность? Умение читать и писать? Известный антрополог Эдмунд Лич в дерзкой статье для Центра по исследованию будущего в Эдинбурге утверждает, что чтение легче дается и имеет большую пользу, чем письмо, и вообще нет необходимости в том, чтобы человек умел писать. …Технические приспособления, распознающие речь, открывают необозримые новые пространства» .

Еще несколько лет назад эта цитата воспринималась бы мною как фантастика, а сейчас я сам наговариваю эту статью своему компьютеру.

Быстро развивается «умная» техника. Меняется восприятие жизни. Иногда достаточно встречи с человеком, книгой или просто возможности остановиться и внимательно посмотреть вокруг себя, поразмыслить. Давайте не бояться размышлять, даже если выводы окажутся непривычными.

Какие задачи учит решать современная школа? А какие задачи ставит перед молодым человеком жизнь? Даже без всякого анализа мы интуитивно чувствуем, что это совершенно разного типа задачи.

Научить читать и писать, ознакомить с основами наук — это проявленная цель школы. Научить подчиняться воле старшего, инструкциям, правилам — это не столь явно называемая, но не менее значимая для современной школы цель. Пожалуй, даже более значимая. Школа всегда более болезненно относится к нарушению дисциплины, чем к неуспеваемости ученика. Даже если это нарушение давно устаревших правил. Школа проще допускает изменение элементов содержания обучения, чем ломку устоявшихся способов обучения.

Не стану утверждать, что эта цель — неправильная. Я полагаю, что пора сменить акценты, что нужна другая дисциплина. Школа так увлеклась установлением фабричной дисциплины, что не заметила смены общественных потребностей. Сегодня в развитых странах только около 10% населения заняты в поточно-массовом производстве. Зато все время растет потребность в людях, умеющих самостоятельно принимать решения, инициативных, изобретательных. Я утверждаю, что массовая школа не занимается целенаправленно развитием этих, абсолютно необходимых для успешного существования в новом мире, качеств. Другими словами, школа пытается не заметить новую для себя центральную задачу: научить детей жить в динамичном, быстро меняющемся мире.

Трудно живется и будет еще труднее тем людям, которые не научились делать выбор.

Жениться — много ль ума надо? Раньше выбор был невелик, да и не сам жених его делал . При нынешней скученности населения и развитии средств информации — выбор бесконечный. Некоторые так и перебирают всю жизнь…

Познакомились по сети Интернет, попереписывались, встретились и поженились. Это только один из совершенно новых сценариев. Все границы размываются. Разные страны, языки, нации, расы — ничто не останавливает в выборе. Так уже есть и так будет. Чем дальше, тем больше.

Теперь это стало настоящей открытой задачей. Выбрать специальность и место учебы, поменять место жительства или найти новую работу, даже просто сделать покупку — все становится открытой задачей. Потому что появилось огромное пространство выбора. В этом пространстве нужно учиться жить. И даже здесь есть выбор.

Можно истерически закрыть глаза и уши и отдаться во власть того, кто этой властью жаждет воспользоваться. Можно отдать право решать за себя. Психиатр X. А. Сакдео из Медицинской школы в Нью-Джерси, проведя беседы с теми, кто выжил после массового самоубийства в Джоунстауне, сделал вывод: «…у людей так много возможностей выбора, что они не могут эффективно принимать решения. Они хотят, чтобы другие принимали решение, а они ему последуют» .

А можно научиться (и научить! — если речь идет о школе) жить в этом пространстве. Принимать новые реалии, быстро ориентироваться, обучаться, принимать самостоятельные решения.

Есть еще один нюанс размером в счастье: если человек не справляется с массой постоянно «сваливающихся» на него задач, то у него портится характер. Известно: посеешь характер — пожнешь судьбу. Хотите видеть нормальных, благополучных, счастливых детей — учите их правильно, в соответствии с действительными потребностями самих детей и новыми реалиями общества. Кстати, в этом случае дети не оказывают такого сопротивления учебе, которое испытывает сегодня на себе обычная массовая школа.

Как повернуть образование в нужную сторону? Вопрос вопросов. Предлагаю вашему вниманию несколько принципов из книги «Приемы педагогической техники» . Эти принципы — как мостик из настоящего в будущее. Они воплощаемы в сегодняшней школе, уже реализуются в лучших школах и будут так же актуальны, хотя и технически иначе осуществлены в будущем.

Принципы педагогической техники

Принцип свободы выбора

Формулировка
В любом обучающем или управляющем действии, где только возможно, предоставлять ученику право выбора. С одним важным условием — право выбора всегда уравновешивается осознанной ответственностью за свой выбор!

Это можно сделать в рамках современной системы обучения. Вот только некоторые примеры свободного выбора. В. Ф. Шаталов задает ученикам много задач, и они сами выбирают для решения любые из них. У С. Н. Лысенковой дети сами выбирают, какие трудные слова учительница должна написать на доске. И. П. Волков дает ученикам только тему, а учащиеся сами определяют, какой предмет изготовить и из какого материала… .

Принцип открытости

Формулировка
Использовать в обучении открытые задачи; не только давать знания, но еще и показывать их границы; сталкивать ученика с проблемами, решения которых лежат за пределами изучаемого курса.

Весьма смутно представляет сегодня школьник (и даже студент) границы своей информированности, и уж совсем в тумане — границы познания наук. Откуда ж тогда взяться любознательности, без которой любое обучение — лишь воспитание исполнителей!

В школе решают «закрытые» задачи (из пункта А в пункт Б…), а жизнь ставит перед человеком открытые задачи! И в этот зазор — между задачами школярски-закрытыми и жизненно-открытыми — зачастую проваливается интерес учеников и, соответственно, наши образовательные усилия.

Принцип деятельности

Формулировка
Освоение учениками знаний, умений, навыков, смыслов организовывать преимущественно в форме деятельности.

Пока проверкой знаний считается бойкий ответ-пересказ в режиме магнитофона, пока изучение и повторение осуществляются в режиме заучивания, школа работает процентов на 90 в холостом режиме.

Чтобы знание становилось инструментом, а не залежами старья на задворках интеллекта, ученик должен с ним работать. Что это значит: работать со знанием? Говоря общими словами, это означает: применять его, искать условия и границы применимости, преобразовывать, расширять и дополнять, находить новые связи и соотношения, рассматривать в разных моделях и контекстах…

Принцип обратной связи

Формулировка
Регулярно контролировать процесс обучения с помощью развитой системы приемов обратной связи.

Чем более развита система (техническая, экономическая, социальная или педагогическая), тем больше механизмов обратной связи в ней. Летчик в полете отслеживает по приборам ряд параметров: от температуры за бортом до количества горючего в баках. Без этого успешный полет не представим. Успешный урок тоже. Только учитель на уроке отслеживает другие параметры: настроение учеников, степень их заинтересованности, уровень понимания…

Принцип идеальности

Формулировка
Максимально использовать возможности, знания, интересы самих учащихся с целью повышения результативности и уменьшения затрат в процессе образования.

Чем больше активность, самоорганизация учеников, тем выше идеальность обучающего или управляющего действия. Если мы грамотно согласуем содержание и формы обучения с интересами школьников, то тогда они сами будут стремиться узнать — а что же дальше? Согласуем темп, ритм и сложность обучения с возможностями учеников — и тогда они почувствуют свою успешность, и сами захотят ее подкрепить. Принцип предполагает активное вовлечение учеников в управление своим коллективом, и тогда они сами обучают друг друга. Учитель не устает, не вырабатывается при самой высокой эффективности своего труда! Именно из-за низкой идеальности некоторые приемы педагогической техники, несмотря на их полезность, были отброшены: либо слишком много сил учителя они требовали для своего воплощения, либо слишком редких качеств…

Принципы педагогической техники сами по себе декларативны. Инструментальными их делают конкретные приемы и технологии. Но и самая лучшая педагогическая техника — только полдела. Вторая половина — содержание обучения. Чему учить?

Чему учить?

Образование опирается на передачу знаний, зачастую устаревших еще до того, как войти в учебные программы. Да и как успеть за наукой?

Налицо парадокс: мы должны учить детей жить в мире, которого не знаем сами, — в мире будущего. Этот парадокс возник исторически недавно — когда технологические и научные парадигмы стали меняться в течение одного поколения .

Все меньше удовлетворяет темпам жизни и узкоспециальное образование. Ведь чем уже специалист, тем сложнее ему переучиваться, тем труднее ориентироваться в смежных областях знаний. А решение современных задач все больше требует системного подхода, умения видеть отдаленные последствия. Хорошо решена задача — новые возможности. Плохо — новые неприятности. И это касается не только научной или другой профессиональной деятельности, но и бытовой жизни.

Ни вузовское, ни школьное образование этому требованию в настоящее время не удовлетворяет. Крупные компании все чаще пытаются самостоятельно — с переменным успехом — решить для себя эту проблему. Вот типовой пример: американская компания «Белл Телефоун Систем» создала «Гуманитарный институт» для перспективных менеджеров — в качестве средства против узкой специализации .

Усвоение знаний учениками в сегодняшней школе какое-то «предметно-кусочное». Даю в сильном классе на уроке физики задачу, в которой нужно применить «химические» знания. Результаты плачевные. Начинаем разбираться. И тогда ребята говорят: «Ну, Вы бы нам сказали, что нужно химию применить, мы бы задачу решили…».

Трудно ожидать, что после многих лет «предметно-кусочного» образования само по себе возникнет системное мышление. Образно о результатах такого образования сказал К. Д. (На одной строке)Ушинский: «…Понятия и даже идеи лежат в голове его такими мертвыми вереницами, как лежат по преданию оцепенелые от стужи ласточки: один ряд лежит возле другого, не зная о существовании друг друга, и две идеи, самые близкие, самые родственные между собой, могут прожить в такой, поистине темной, голове десятки лет и не увидеть друг друга» .

Известный физик Лео Сцилард предложил простой образ: изобразим все знание человечества как шар. Тогда пространство вне шара — область неизвестного. Поверхность шара символизирует границу с неизвестным. Но чем больше объем знаний, тем больше площадь соприкосновения с неизвестным. И каждая точка этой площади — новая открытая задача.

Ничто принципиально не мешает насытить школьное образование открытыми задачами. Регулярное столкновение с творческими, исследовательскими задачами, в том числе и с такими, на которые пока никто не знает ответа, так же необходимо формирующемуся уму, как витамины — растущему организму. А такие задачи есть в любой предметной и межпредметной области. И они ответственны за развитие творческой интуиции. Ведь интуиция — это не только «дар божий». Это особым образом организованный творческий опыт. Встроенный в подсознание опыт решения нестандартных задач.

Способы развития воображения и изобретательского мышления уже пришли в образование. Вот только несколько фактов. Клуб юных инженеров «Розбери» в Англии регулярно проводит изобретательские конкурсы, имеет свои печатные издания. Патентное ведомство США разработало специальную программу PROJECT XL, призванную поддерживать развитие навыков изобретательского мышления на всех уровнях учебы; ведомство разработало также «Справочник ресурсов изобретательского мышления» для преподавателей. Руководители университета «Мэрдок» в Западной Австралии ввели экзамен по фантастике для будущих учителей… Со стадии экспериментирования подобные изменения перешли в статус основной линии развития образования.

Но мы пойдем еще дальше. «Воображение намного важнее знания», — говорил Альберт Эйнштейн. Мы согласимся с этим, но с одной оговоркой: знание того, как мыслить нестандартно, то есть как воображать, еще важнее. Разработкой знаний, и, главное, умений решать нестандартные задачи занимается теория решения изобретательских задач. И, несмотря на то, что эта теория уже стала мировым достоянием, самые интересные экспериментальные площадки по ее применению в образовании находятся в России. Конечно, это маленькие искорки в пробуждающемся вулкане нового образования. Но, глядишь, «из искры возгорится…».

Правда, и развитого изобретательского мышления тоже недостаточно для успеха. Чтобы быть продуктивным, нужны еще, как минимум, навыки организации творческого труда. Сюда входит планирование работы и учет времени, умение работать с базами данных, владение критериями оценки научной разработки и многое другое… И дисциплина, конечно. Но не тупо-исполнительская, а осознанная и творческая. Это возможно.

Заключение

Идеальная дидактика — это ее отсутствие. Ученик сам стремится к знаниям так, что ничто не может ему помешать. Пусть гаснет свет — он будет читать при свечах.

Идеальное управление — когда управления нет, а его функции выполняются. Каждый знает, что ему делать. И каждый делает, потому что хочет этого сам.

Будущее школы определяется не президентом одной отдельно взятой страны, не министром образования и даже не учителем. Но каждый участник образовательного процесса сам решает, идти в ногу с будущим или вышагивать пятками вперед.единообразие. Хотя бы тем, что при всей привлекательности не распространяются настолько широко, чтобы составить конкуренцию традиционному образованию.

Гин Анатолий Александрович

Гин Анатолий Александрович

Консультант-эксперт по ТРИЗ (теория решения изобретательских задач), основатель и научный руководитель международной Лаборатории «Образование для Новой Эры», генеральный директор автономной некоммерческой организации содействия инновациям «ТРИЗ-профи», вице-президент Международной ассоциации ТРИЗ по вопросам образования.

Провел более 200 семинаров для студентов, учителей, психологов, преподавателей вузов, инженеров и предпринимателей в странах СНГ, Латвии, Польше, Франции, Китае, Южной Корее. Работы изданы на многих языках (белорусский, украинский, эстонский, чешский, польский, английский, китайский, корейский, французский, немецкий...). Автор 15 и редактор более двадцати книг.

Комментарии  

Татьяна
0 # Татьяна 29.02.2016 20:10
Мне кажется, что ростки творчества гибнут в дошкольном возрасте, т.к. почти всегда инициатива ребенка наказуема. Заинтересованных родителей воспитывать детей по средствам ТРИЗ мизерна, сказывается шаблонное мышление у нас - "обработанных" взрослых. Спасибо за информацию, элементы ТРИЗ применяю на уроках более 10 лет.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
Михаил
0 # Михаил 29.02.2016 20:11
Отличная статья. В Великобритании и США передовые педагоги задумались над сменой парадигмы. Широко внедряется конструкционизм и проектное обучение как основа для ухода от школы-фабрики. У нас с этим вопросом очень сложно: учителя сопротивляются. Хотя и американцев не лучше. Наблюдал в младшей школе картинку, когда все дети встают и замирают при включении в классе лампочки со звонком... бррр.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
ЛАРИСА
+2 # ЛАРИСА 29.02.2016 20:31
Как мало ещё вот так мыслящих в массовой школе-фабрике людей, но растёт число задумывающихся, что школа меняется... Но очень трудно отказаться от стереотипных представлений об образовании и шаблонов педагогической деятельности. Вроде вижу, но делаю по-старому! Учительство соприкоснулось с неизвестным! Возникло много новых открытых задач в образовании! Проблемы со способом их решать! Как научить ребенка новым способам жизни в современном мире, если сам учитель этим не владеет?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Комментарии