(Интервью газеты «МК в Белгороде» с руководителем международной Лаборатории образовательных технологий Анатолием Гином)

Каждый из нас хотя бы раз в жизни мечтал совершить что-нибудь необычное, из ряда вон выходящее: сочинить гениальное стихотворение, изобрести нечто необычное или стать основоположником новой теории.

Но... Жизнь проходит, а свершений все нет и нет: гениальные строки в последний момент улетучиваются, для изобретения не хватает одной искрометной идеи, да и теоретические выкладки никак не хотят выстраиваться в систему.

И тогда начинаешь задумываться: а как вообще происходят великие открытия? Существуют, может быть, какие-то закономерности, знание которых позволяет их совершать? Или все изобретения — удел гениев?

Традиционная наука вряд ли сможет ответить на эти вопросы — слишком уж стандартные решения применяет она для нестандартных задач. Поэтому за помощью стоит обратиться к ТРИЗ.

ТРИЗ — это научная теория и система практических методов, которые позволяют решать изобретательские задачи. Специалисты ТРИЗ уверяют, что человек, ознакомившись с основными положениями теории изобретательства, «закономерно сможет выйти на яркие идеи, которые раньше были посильны только избранным».

Теория решения изобретательских задач была создана в середине сороковых годов двадцатого века. Ее появление было, с одной стороны, уникальным, с другой — вполне закономерным.

Закономерным потому, что к этому времени изобретатели многих стран стали задумываться о том, как происходят открытия, какие действия для этого нужно совершить. Подойти к разгадке тайны пытались посредством собственных логических заключений или опираясь на данные психологии. Конечно, эти усилия позволяли рационализировать труд изобретателя, создавать отдельные методики, но не целостную теорию.

Уникальным было то, что молодой советский инженер Генрих Альтшуллер примерно в это же время стал изучать патентный фонд и пытаться постичь логику самого открытия: что лежит в основе самых ярких изобретений?

Оказалось, ИКР — идеальный конечный результат. Сейчас последователи Альтшуллера работают во многих странах мира, а сам ТРИЗ уже давно стал широким движением, включающим в себя организации из многих стран мира.

Что такое ИКР?
ИКР — идеальный конечный результат — это функция, выполняемая без носителя функции.
ИКР телефона — телефона нет, а звук передается на большое расстояние.
ИКР корыта — корыта нет, а белье стирается.
ИКР часов — часов нет, а время известно.
ИКР стеклоочистителя — стеклоочистителя нет, а стекло чистое.

Особое место среди них занимает группа «ТРИЗ-профи», образованная в Москве по инициативе Виктора Николаевича Батурина, генерального директора компании «ИНТЕКО-Агро».

Группа объединила специалистов, занимающихся теорией изобретательства в самых различных областях — технике, искусстве, бизнесе, естественных науках, социальной сфере.

Неискушенному в сложных вопросах обывателю трудно сразу разобраться во всей этой системе. Ведь за ней — тысячи уникальных идей, внушительнейшая картотека изобретений, нестандартные способы мышления, консультации фирм с мировым именем.

И здесь как никто другой может помочь нам руководитель «ТРИЗ-профи».

О деятельности группы, ее успехах и планах мы попросили рассказать Анатолия Александровича Гина, руководителя группы «ТРИЗ-профи».

1. Анатолий Александрович, как называется ваша должность?

Директор по науке аналитической группы «ТРИЗ-профи», образованной в Москве по инициативе крупного российского промышленника В.Н. Батурина.

2. Вы возглавляете уникальную группу, аналогов которой в мире нет. Расскажите о себе, пожалуйста, поподробнее. Где вы учились? Кто по образованию? Как пришли в ТРИЗ? Как стало возможным ваше сотрудничество с компанией «ИНТЕКО-Агро»? Направление, разработкой которого вы занимаетесь в кампании «ИНТЕКО-Агро»?

Первоначальное образование — факультет физики Гомельского государственного университета. Инженер, специалист по технике СВЧ (сверхвысоких частот).

Много занимался самообразованием. Возраст 19-21 год прошел «под знаком Гегеля» и диалектики вообще. 22-25 лет — увлечение психоанализом. Я перечитал практически все, что было издано на русском языке из работ Зигмунда Фрейда до 24 года прошлого столетия, пока Сталин не наложил запрет. В свободном доступе этих работ не было, и как я их добывал — отдельный детектив. Например, за одну маленькую брошюру, которую мне откопировали в Центральной библиотеке города Баку, я отдал месячную зарплату. Экспериментировал, составлял библиотечку расшифрованных снов и прочее, и прочее. Пытался применить этот, очень важный пласт знаний, в преподавательской работе — я начал преподавать в школе с третьего курса университета. В 85 году я выступал в Москве на конференции, организованной журналом «Вопросы психологии» совместно с «Учительской газетой» — тема «психоанализ в образовании» была тогда для педагогов абсолютно новой.

Слово «ТРИЗ» я впервые услышал в 1985 году. В 1986 прошел первое обучение, потом учился по литературе и в 1988 году закончил 220-часовые курсы с защитой дипломной работы. ТРИЗ стала стержнем, на который легли мои предыдущие знания, и выстроилось первое понимание того, как обучать творческой деятельности детей, резко повышать их возможности.

В декабре 2004 года нас — меня и двух коллег — пригласил на встречу Генеральный директор «ИНТЕКО-Агро» Виктор Николаевич Батурин. Мы как раз работали по договору в Москве, а Виктор Николаевич искал аналитиков и изобретателей, которые помогли бы ему в осуществлении его мечты — построение системы высокоэффективного и природосберегающего сельского хозяйства.

Нам показалась, что это достойный вызов, и в январе 2005 мы приступили к работе. При этом Виктор Николаевич согласился сохранить в сфере наших интересов и образовательные проекты.

3. Ни для кого не секрет, что на сегодняшний день в России уделяется очень мало внимания вопросам развития науки и образования, многие отрасли научного знания вынуждены коммерциализоваться. Представляет ли это опасность для науки или же нет ничего плохого в том, что она может стать коммерческой и ею займется бизнес?

Коммерциализация несет науке и новые проблемы, и новые возможности. Весь вопрос в том, как она осуществляется и будет осуществляться. Переходной этап действительно очень опасен для науки. Наука не может «сделать передышку», а потом опять работать в полную силу. Любая остановка — это отставание.

4. Россия в последние десятилетия столкнулась с такой проблемой, как утечка мозгов за рубеж. Наверное, это коснулось и специалистов ТРИЗ... Как вам удается сохранить кадры?

Около половины серьезных специалистов по ТРИЗ уже находятся в дальнем зарубежье. Консультируют Форд, Дженерал моторс, Проктор энд Гэмбл и другие известные корпорации. Преподают в университетах. Значительная часть тех, кто остались в России, так или иначе работают на западные компании — там есть спрос на подобные услуги. Мы со многими общаемся. И, знаете что — многие уехавшие коллеги с удовольствием вернулись бы в Россию, будь здесь серьезный спрос и нормальная для специалистов такого уровня оплата. Говорят — скучно там...

Кстати, трое из семи ведущих сотрудников нашей группы вернулись из Южной Кореи. Там они уже по пять лет работали в корпорациях Самсунг и LG. Теперь крупные южнокорейские корпорации выходят на нас с различными предложениями о сотрудничестве. Мы не против их обучать и консультировать, но мы очень рады, что смогли наших специалистов вернуть в Россию.

5. Вы являетесь руководителем международной Лаборатории образовательных технологий «Образование для Новой Эры». Что это такое? Каковы задачи лаборатории? Возможно ли результаты работы «Универсального решателя» применять на практике — например, в процессе преподавания в обычной средней школе.

Лаборатория собрала ведущих специалистов ТРИЗ, которые вкладывают часть своего времени и сил на разработки в сфере образования. Ведущие сотрудники Лаборатории сегодня проживают в разных странах — в России, Белоруссии, Украине, Латвии, есть представитель во Франции. Цель наша очень проста: мы разрабатываем методики по развитию креативного (творческого) мышления детей и взрослых. На основе этих методик пишем книги, проводим учебные курсы. Есть экспериментальные площадки, на которых проходит «обкатка» методик. И конечно, все это делается в конечном счете именно для того, чтобы применять на практике.

6. Чем тризовский подход к проблеме образования отличается от традиционной педагогики?

Наша цель — научить принимать решения в ситуации сложного выбора, научить воспринимать мир системно и «задачно». То есть: весь мир — это никогда не прекращающийся поток задач. Если ты научился не бояться их, если чувствуешь в себе силы и умения решать их — мир будет для тебя комфортной средой обитания. Таков наш основной «посыл» ученику.

7. Одно из направлений ТРИЗ — «Новое образование для новой цивилизации». Расскажите, пожалуйста, о нем.

Мы не просто так занимаемся образованием. Предварительно мы провели анализ основных тенденций изменения цивилизации, и свои разработки осуществляем в соответствии с этим анализом. Сейчас образование, особенно среднее, находится в кризисе во всех цивилизованных странах. Но кризис — это всегда новые возможности. Мы «вычисляем» эти новые возможности и пытаемся донести их до людей. Кстати, в прошлом году я провел семинар для инспекторов образования в Высшей школе переподготовки руководящих национальных кадров во Франции. Для них наши наработки были абсолютной новизной...

8. Ваш кот Потряскин интересен очень многим читателям «МК в Белгороде». Как возникла идея создания такого персонажа? Какова дальнейшая его судьба? Будет ли он развиваться? Возможно ли, что кот Потряскин получит дальнейшую творческую жизнь в каком-либо мультипликационном фильме или детской сказке?

Просто подрастали свои дети, я им вечерами давал задачи-сказки. Интерес это вызывало у них большой. Вот я подумал, что надо и с другими поделиться. Была у меня задумка написать и «Школу кота Потряскина» — как маленький учебник по творческому мышлению. Но времени не нашел. Тешу себя надеждой... Что касается мультфильма — трудно сказать. На мой взгляд, Потряскин к этому готов, а вот я — не очень. Опять-таки нехватка времени. И нешуточное финансирование — чтобы сделать хорошо. А на «лишь бы как» Потряскин не согласится...

9. Вашими специалистами наработана уникальная база примеров решения различных творческих задач, не планируете ли вы открыть собственный институт ТРИЗ?

Если говорить о содержании курса — то мы к этому готовы. Наверное, рано или поздно такой институт неизбежен.

10. Самые важные, по вашему мнению, задачи, которые решили специалисты группы «ТРИЗ-профи»?

Знаете, у наших специалистов «за спиной» тысячи решенных задач, в том числе в области военно-технической. Например, один из наших коллег совместно с двумя известными физиками нашел способ, как нашим радарам видеть американские самолеты-«невидимки», сделанные по технологии «Стелс».

А сегодня важнейшими задачами мы считаем разработку концепции «Идеального земледелия» для России, разработку концепции нового образования. Кстати, наши концепции подкрепляются конкретными разработками: изобретениями, книгами нового содержания и пр.

11. Открытие электричества стало переломным моментом в истории человечества и во многом изменило лицо мира, ему мы обязаны столь бурным развитием научно-технического прогресса. Как вы думаете, возможны ли и в будущем подобные по масштабу открытия. Может ли ТРИЗ помочь в этом?

То, что обычно называют «электричество», не было одним изобретением. Это была целая сеть блестящих изобретений и открытий... Нужно сказать, что и сегодня осуществляются не менее значимые изобретения — мир меняется на глазах одного поколения. А ТРИЗ уже помогает.

12. Ученые и открытия, которые произвели на вас самое большое впечатление.

Я тут не буду оригинальным: Нильс Бор, Альберт Эйнштейн, и уже упомянутый мною Фрейд. Колоссальное впечатление на меня произвела 20-летняя переписка Бора и Эйнштейна, которую я прочел еще студентом. Поразили меня когда-то и математические труды Архимеда — я даже не предполагал, что в то время кто-то занимался столь сложными вопросами.

13. Нас традиционно учили, что физика и лирика — две вещи несовместные. А вот ТРИЗ, кажется, удалось их совместить: к точным наукам у вас творческий подход, и творчество у вас описано по законам точной науки. Как это удалось?

Одна из книг Генриха Сауловича Альтшуллера, основоположника ТРИЗ, так и называлась: «Творчество как точная наука». Конечно, это метафора — творчество до сих пор не точная наука, хотя человечество все больше проникает и в эти механизмы — механизмы творчества. А вообще-то я считаю, что противопоставление физики и лирики — ложное. И то и другое — составляющие человеческой культуры, равные по ценности.

14. Ваши планы на будущее.

Делать полезные людям творческие дела, пока сил хватит. Надеюсь, что надолго.

Опубликовано: «МК в Белгороде» №07 от 15.02.06.

Гин Анатолий Александрович

Гин Анатолий Александрович

Консультант-эксперт по ТРИЗ (теория решения изобретательских задач), основатель и научный руководитель международной Лаборатории «Образование для Новой Эры», генеральный директор автономной некоммерческой организации содействия инновациям «ТРИЗ-профи», вице-президент Международной ассоциации ТРИЗ по вопросам образования.

Провел более 200 семинаров для студентов, учителей, психологов, преподавателей вузов, инженеров и предпринимателей в странах СНГ, Латвии, Польше, Франции, Китае, Южной Корее. Работы изданы на многих языках (белорусский, украинский, эстонский, чешский, польский, английский, китайский, корейский, французский, немецкий...). Автор 15 и редактор более двадцати книг.

Комментарии