Кто-то из великих сказал, что в школу попадают, в основном, по двум причинам: кому-то повезло, у него были прекрасные учителя, и он тоже хочет зажигать огонь в душах своих учеников; а для кого-то, наоборот, учеба в школе была безрадостной и, в лучшем случае, школьные воспоминания растворились далеко в прошлом.

Эти, вторые, тоже нередко становятся учителями, должно быть для того, чтобы что-то изменить, улучшить, исправить, понимая, что так учить и учиться нельзя!

Несмотря на то, что в школе я была отличницей и активисткой, «нашей гордостью» и пр., мне в школе учиться не нравилось. В первую очередь, школа давила на меня своей заорганизованностью, формализмом, бессмысленностью многих требований, в том числе учебных. Мне хотелось, чтобы мы были интересны учителю как личности, чтобы на уроке можно было думать, а не только отвечать; чтобы в школе мы росли не только вверх, но и вглубь. Такого в моей школьной жизни не произошло, хотя у нас в классе были хорошие учителя. Да, они интересно объясняли уроки, придумывали различные мероприятия, старались подружиться с нами. Но проблема именно в том и заключается, что они интересно и разнообразно давали и требовали то, что зачастую было просто не нужно.

Напрашивается аналогия: когда подростка хотят накормить манной кашей, а он сам этого не хочет (организм требует уже другой еды), то можно силой заставить «съесть всю тарелку», а можно полить вкусным («мясным») соусом, приговаривать всякие шутки-прибаутки, глядишь, под шумок и одолеет… И никто не ставит даже под сомнение, нужно ли вообще в этом возрасте давать подобную пищу, чего от нее больше: вреда или пользы; есть поставленная цель: накормить манной кашей, которую добиваются одни лучше, а другие — хуже.

Думаю, и с возрастом мое мнение только укрепляется, что беда, а может где-то и вина, наших хороших учителей была именно в том, что они даже мысленно не задавались вопросом: «А нужно ли это?», «А стоит ли это вообще делать?». Как диетологи не представляют себе питание без манной каши, так и наши учителя не мыслили школу без знаний, умений и навыков, без объяснения, повторения и закрепления. И никого не смущало, что большинство знаний живет если не один урок, то от контрольной до контрольной; что ученикам на уроках откровенно скучно, что пресловутая «подготовка» к жизни нередко в дальнейшем эту жизнь просто ломала.

Когда в выпускном классе я пробовала обсудить эти темы с одноклассниками («Вам не кажется, что школа устарела и ее надо менять?»), меня просто не поняли: «Ну, да, устарела. Ну, нужно менять. А мы здесь причем? Есть директора, районо, министерство, в конце концов…»

Меня такая «посторонняя» позиция не устраивала, хотя я понимала, что ученики действительно не могут быть реальным фактором изменения, от них действительно мало что зависит.

Тогда я еще не понимала, что и от учителя зависит немного, поэтому решила поступать в пединститут. А факультет начальных классов был выбран именно потому, что начинать надо с «начала».

Годы учебы в институте, освоение «ясельной» педагогики на собственных детях, и самое главное: знакомство с новой, молодой, перспективной и многообещающей наукой.

В 1990 году я открыла для себя ТРИЗ — теорию решения изобретательских задач. И после первого трехдневного семинара я поняла: это мое! И все мои пожелания насчет школы, все идеи относительно того, чему и как надо учить, оказались созвучны идеям и пожеланиям ТРИЗ.

Главная цель ТРИЗ в школе, которую я поняла уже тогда (и до сих пор согласна), состоит в целенаправленном развитии творческого системного мышления, направленного на преобразование действительности.

И каждое слово стоит на своем месте, и за каждым есть свой собственный смысл: целенаправленно — вместо того, чтобы развитие держать в образовательных сундуках и доставать от случая к случаю по большим праздникам; развитие и динамика — в противовес рутине и стереотипам, творческое — значит, новое, неожиданное, нестандартное и созидающее; системное — умеющее принять этот противоречивый мир со всеми взаимосвязями и взаимозависимостями; и все это для того, чтобы жизнь становилась лучше.

Личность ученика, вне зависимости от его возраста, выступала для ТРИЗ-педагогики в главной роли.

«Тризовцы — улучшатели жизни!», а результатом их работы являются умные, свободные, творчески активные дети — не об этом ли мечтает каждый учитель?

И когда я начала работать в школе, то стала вести в начальных классах именно ТРИЗ как отдельный предмет.

И было все так, как представлялось: заинтересованность, радость открытий и творчества были не гостями, а хозяевами на уроке; дети действительно начинали нестандартно и неординарно думать; нередко на лицах ребят возникало изумление и удивление: «Неужели это я (придумал, сделал, сказал…)?»

К тому же совпало, что возникла мода на инновационные методики и ТРИЗовские уроки стали красивой игрушкой, которой школа могла хвалиться: часто проводились открытые уроки, семинары и практикумы самого различного уровня, снова — «наша гордость»…

Но все равно были сомнения и чувства непонятного смятения и неудовлетворения, но какое-то «но» все-таки возникало…

После открытых уроков, наблюдая активных, свободно мыслящих, интересно выдумывающих детей, умеющих доказать свое мнение, нередко другие учителя с завистью говорили: «Как вам повезло с детьми! Наши дети совсем не такие!» (а порой с сожалением думали подобное про себя: «Нет, мне это не дано, я так не сумею…»).

Я считаю ТРИЗ очень демократичной наукой, прежде всего потому, что она одинаково дает возможность развиваться и творить любому: и взрослому, и ребенку, и «сильному» и «слабому».

«Творчеству можно научить!» и «Творцом может стать каждый!», на мой взгляд, — краеугольные камни
ТРИЗ-педагогики.

Но, чтобы творить, одного желания мало. Нужен инструмент, нужна методика, позволяющая достигать результатов каждому желающему.

Так я начала писать книги — методические пособия для учителей. За пять лет, начиная с 1994 года, родились и «обкатались» четыре книги: «Первые дни в школе», «Мир человека», «Мир фантазии», «Мир логики».

В этих книгах нет ТРИЗ в чистом виде, она выступает в качестве методических приемов. Такой подход не случаен: во-первых, для того, чтобы профессионально преподавать ТРИЗ, нужна специальная подготовка, учебное пособие для работы с учащимися не может выполнять функцию обучающего для преподавателя. А во-вторых, не смотря на «зеленый свет» и заинтересованность, сегодня большинство учителей воспринимает ТРИЗ как некое украшение к традиционному «столу», где без этого блюда обойтись еще можно. А вот без привычных (русский язык, чтение, математика, природоведение и др.) — никак нельзя!

Поэтому возникла идея написания первой книги «Мир человека» именно как альтернативного подхода (на базе методики ТРИЗ) в преподавании предмета «Ознакомление с окружающим». Как правило, этот предмет имеет две составляющие: природоведческую и социальную (именно этим я и занялась).

Многолетняя работа в различных классах показала, что этот предмет может быть захватывающим для детей; что дети способны на большее, чем ленивое высказывание однотипных стандартных ответов на «беззубые» вопросы, с детьми может быть действительно интересно. Более того, и на своем опыте и общаясь с коллегами, я открыла, что, пожалуй, самое увлекательное в работе учителя — это выращивать мышление ребенка, наблюдать за тем, как он учиться рассуждать и доказывать; быть причастным к тайне превращения неразумного дитяти в «хомо сапиенс».

В курсе «Мир человека» центральным становится ученик, ребенок (Человек!) с его проблемами и интересами, потребностями и ценностями; ребенок, с которым проходится именно его эволюционный путь: от биологического существа к социальному, от индивидуального организма к обществу с присущими ему противоречиями.

А самое главное, я, как автор, вижу в том, что на уроках «Мир человека» не даются готовые ответы и рекомендации, как поступать и что делать. Этот курс учит задумываться и ставить вопросы, а отвечать на них в своей жизни будет каждый сам…

Потом появилась книга «Мир фантазии», чтобы дать возможность каждому ученику ощутить радость творческого процесса, когда именно ты создаешь то, чего до тебя просто не существовало. И неважно, что это «всего лишь» загадка или сказка, важно, что ребенок чувствует себя творцом.

Часто подчеркивается, что школа должна научить ребенка мыслить, но этот лозунг зачастую подкрепляется страстными призывами типа: «Думай, Петя, думай!» и небольшим количеством разнородных, бессистемно разбросанных по учебникам математики логических упражнений…

А при обучении детей по курсу «Мир логики» как раз и происходит целенаправленное овладение основными мыслительными операциями.

И еще одна книга — «Первые дни в школе» — посвящена тому, как сделать процесс адаптации первоклассников к школе продуктивным и безболезненным.

Книги появились, по ним стали работать самые разные учителя из самых разных городов. И общая реакция была — удивление: «Оказывается, и я и мои дети могут все это! Оказывается, я совсем не знала своих детей!» и искренняя благодарность за пособия.

Но к тому времени у меня появилась новая цель: организация класса, в котором все уроки будут вестись по-тризовски.

Какой прекрасной не была бы книга, какими бы творческими талантами не обладал учитель, на одном уроке в неделю просто физически невозможно противостоять традиционной рутине всех остальных уроков…

Для создания класса прежде всего нужны единомышленники. И они нашлись: это были родители моих будущих учеников. Я очень признательна родителям за понимание того, что школа нуждается в изменениях; за доверие и терпение, когда не все сразу получалось; за желание быть в этой жизни не пассивными созерцателями, от которых ничего не зависит, а активными преобразователями…

До сих пор, хотя прошло уже больше трех лет, сохранились яркие воспоминания и страхи первых учебных недель: смогу ли я? Получится ли что-нибудь, ведь дети еще совсем маленькие? Будет ли работать методика, которую предстоит еще создать? и множество других подобных вопросов.

На большинство были вскоре даны положительные ответы, но возникли новые, непредвиденные вопросы: как организовать процесс управления учебным процессом без принуждения и подавления? Как оценивать уровень знаний детей при творческой деятельности? Как научить ребенка быть ответственным? (и, конечно, неизбежные проблемы, возникающие при столкновении любой творческой личности с внешней средой, которая настроена отнюдь не доброжелательно: «Почему посмели?! Кто разрешил?!»

Поэтому пришлось много читать, думать и самостоятельно создавать методики, программы, отдельные приемы работы. Подобная ситуация сохраняется и до сих пор, когда сама придумываешь уроки, потом анализируешь и оцениваешь, затем что-то отбрасываешь и выбраковываешь, чтобы на выходе получить инструментальные приемы.

Это нелегко, требует довольно больших затрат времени, сил, энергии. Однако все это компенсируют результаты работы в экспериментальном классе. Несмотря на то, что пока получается не все, что хотелось (или, может быть, это связано с тем, что хотелось очень многого), основные выводы можно сделать:

  • у детей выше сохранность как физического, так и психологического здоровья;
  • постепенно формируются познавательные интересы, познавательная активность высокая на всех уроках; дети начинают переходить к активным способам добывания знаний;
  • формируется открытое мышление, не скованное стереотипами; создается привычка неоднозначного многомерного восприятия мира; не только учебный материал, но и окружающий мир становится задачами, которые можно решать множеством различных вариантов;
  • возникает активная жизненная позиция, творческое позитивно — конструктивное отношение к окружающей действительности;
  • происходит обучение основным приемам системного мышления и творческого воображения, методам решения изобретательских задач.

И хотя, ввиду того, что дети еще маленькие, рано говорить о результатах, можно рассуждать лишь о процессе и тенденциях, меня как учителя, автора этого класса эти процессы радуют, в них я вижу именно то, ради чего я в свое время пришла в школу.

А что потом, там, за горизонтом? Пока не знаю. Хочется поработать с детьми не только последний год в начальной школе, но и потом еще несколько лет в средней, не оставляя начатое дело на полпути… Потом, наверное, надо будет писать для других детей, для других классов, которые захотят пойти по нашей дороге…

Обычно эпиграф пишется в начале, но мне хочется им закончить:

Сегодня перед рассветом я взошел на вершину холма
И увидел усыпанное звездами небо,
И сказал моей душе: когда мы овладеем всеми этими
шарами Вселенной и всеми их знаниями, будет ли с нас довольно?
И моя душа сказала: нет, этого мало для нас, мы пойдем мимо — и дальше.

Уитмен.

Гин Светлана Ивановна

Гин Светлана Ивановна

Гин Светлана Ивановна — учитель начальных классов квалификационной категории «учитель-методист», доцент кафедры акмеологии Гомельского областного института развития образования, кандидат педагогических наук, доцент.

Отличник образования Республики Беларусь, лауреат премии специального фонда Президента Республики Беларусь по поддержке одаренных учащихся.

В 1989 году окончила педагогический институт по специальности «учитель начальных классов». В 1990 году прошла обучение по ТРИЗ-педагогике и начала проводить занятия по развитию творческого воображения с учащимися начальных классов (с детьми SI Gin v biografiaразличного уровня подготовки: от классов индивидуального внимания до классов ускоренного обучения). С 1997 года — руководитель творческой группы воспитателей детских садов и учителей начальных классов, использующих в своей работе элементы ТРИЗ. Учитель экспериментального класса по использованию методики ТРИЗ в преподавании общеобразовательных предметов (1999-2005 гг.; 2005-2009 гг.), руководитель республиканского экспериментального проекта по психолого-педагогическому сопровождению младших школьников с высоким уровнем учебной мотивации (с 2012 г.).

Провела более 50 авторских семинаров для учителей начальных классов различных регионов Беларуси, России, Украины. Более 80 публикаций в российских и белорусских периодических изданиях: газеты «Первое сентября», «Аргументы и факты», «Настаўніцкая газета»; журналы: «ТРИЗ», «Адукацыя і выхаванне», «Народное образование», «Пачатковая школа», «Сельская школа», «Школьные технологии» и др., сборник «Педагогика + ТРИЗ».

Автор книг «Первые дни в школе», «Мир загадок», «Мир человека», «Мир фантазии», «Мир логики», «Занятия по ТРИЗ в детском саду», «Зачетные работы по математике и русскому языку, 2-4 классы»; автор программы факультативных занятий «Развитие творческих способностей» (рекомендована Министерством образования Республики Беларусь, 2006 г.). программы факультативных занятий «Математическая радуга» (рекомендована Министерством образования Республики Беларусь, 2010 г.).

Автор образовательного проекта «Качественное образование — это формирование креативности младших школьников» — победителя республиканского конкурсе профессионального мастерства «Учитель года — 2006», член жюри международного конкурса детских проектов «Я —исследователь» (г. Москва, 2005 г.), член совета республиканского клуба финалистов конкурса профессионального мастерства «Хрустальный журавль», ведущий сотрудник международной Лаборатории «Образование для Новой Эры».

Контакты:
svetgin@mail.ru

Комментарии

  • КНИГИ ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ

    Татьяна Платонова Татьяна Платонова 19.07.2018 13:49
    Очень полезный список, спасибо. Отметила для себя несколько "срочных" :-) книг. Еще очень на меня ...
     
  • КНИГИ ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ

    Люда Ч. Люда Ч. 25.05.2018 12:15
    Благодарю за статью. Особое отношение к Павлу Парфентьеву и его опыту семейного образования. В ...
     
  • КАРТОТЕКА БИОЛОГИЧЕСКИХ ЭФФЕКТОВ

    Валентина Валентина 25.05.2018 07:22
    Спасибо большое, очень интересно))))))