Проблемы образования:
необходимость отметок в начальной школе

Наверное, никакая другая тема, относящаяся к школе, не привлекает столько внимания, как оценивание. Может быть, именно поэтому вокруг данной проблемы существует большое количество мифов и стереотипов. Давайте попробуем с ними разобраться.

В общественном сознании имеется определенная установка, что отметка – это такой же обязательный атрибут школы, как портфель или классная доска. И эту установку мы уже с детского сада доводим до наших детей, когда желаем им хорошо учиться; когда спрашиваем, что они получили; когда заранее переживаем за неуспеваемость, наблюдая определенные психологические проблемы.

Вот так и приходит наш ребенок в школу в предвкушении отметки как вкусной конфетки. Спроси любого первоклассника, как он хочет учиться: с отметками или без них. Можете не сомневаться, все хотят отметок! Только мы умалчиваем, а дети в силу возраста не догадываются, что отметки – это не только сладкие и вкусные десятки, но и горькие двойки… И если бы изначально мы именно так и спрашивали: «Хочешь ли ты получать плохие отметки?», то вряд ли бы услышали положительный ответ. Дети хотят именно хороших отметок, а не просто отметок.

«Ну и замечательно, – говорят взрослые, – значит, будут стараться, станут добросовестно заниматься». И на первый взгляд кажется, что все правильно, ведь одна из функций отметки – стимулирующая. Только мы не учитываем специфику возраста. За долгие годы работы в начальной школе я не встречала ни одного ученика, который получив «нехорошую» цифру, сознательно и самостоятельно стремился ее исправить. Ребенок мог расплакаться, огорчиться, разозлиться или впасть в апатию, т.е. отреагировать эмоционально. Но отреагировать конструктивно, деятельно, так, как мы себе это представляем: взять учебник и начать зубрить – он еще не может, это приходит только со временем. Поэтому «двойка» стимулирует не самого ученика, а его родителей, которые в лучшем случае начинают дополнительно заниматься, чтобы ликвидировать пробелы; а в худшем – берутся за ремень.

Потому что очень часто родители школьные отметки воспринимают как свои собственные, как некий внешний показатель личной успешности и состоятельности, и ощущают себя не как «родители двоечника», а как «родители-двоечники». И ребенку, который посмел их «опозорить» – мало не покажется, ведь чего там сложного в начальной школе, считают родители, что там делать-то, это он специально, назло нам учиться не хочет!

А теперь представим аналогичную ситуацию: маму или папу отругал начальник, вполне справедливо объявил выговор и лишил премии (тоже ведь бывает, не так ли?), а потом дома с ним «за это» супруг не разговаривает, не позволяет смотреть телевизор и т.п. Или вот еще пример: ребенок получает «двойку», только не за успеваемость, а по «здоровью», и родители его наказывают, потому что перед врачом стыдно, что недосмотрели… Нелепость, абсурд? Но чем эти варианты отличаются от того, что уже вошло в привычку и воспринимается почти как норма?

Более того. Мы любим говорить о здоровьесберегающем подходе, но при отметочном обучении это практически невозможно. Известное стихотворение Сергея Михалкова «Тридцать шесть и пять» для вдумчивого педагога звучит как приговор школе: «Родная, миленькая ртуть, ну поднимись еще чуть-чуть!..» И можно не сомневаться: ребенок, который так страстно хочет заболеть – болеть будет! И хотя, конечно, можно утешить себя, что это ленивый, безответственный ученик, которому лишь бы гулять; но можно за этой мольбой разглядеть и тревогу, и страх, и готовность пойти на любые меры, чтобы избежать неудач (увы, про школьные неврозы и детские суициды мы все хорошо осведомлены). И родительский ремень тут играет далеко не последнюю роль.

Однажды в моей педагогической практике во время замены был случай, когда девочка, получив тетрадь после контрольной, упала на колени и зарыдала: «Не ставьте в дневник, меня папка убьет!..». Когда я рассказываю эту историю учителям, то все единодушно становятся на сторону ребенка и предлагают разные «решения» проблемы: «Надо было дать ей возможность переписать!», «Надо поставить отметку выше!», «Не ставить вообще, даже в журнал!» и т.д. Кроме того, сразу поступает много предложений, чтобы поговорить с родителями, но после рассказа одной учительницы про папу первоклассницы, который в ситуации безотметочного обучения обязывает ее считать учительские «Молодец» и «Умница», а потом за каждый «Молодец» ребенка жестоко наказывает, причем абсолютно уверенный в своей правоте; явственно понимаешь, что наши возможности весьма ограничены…

Причем не только в отношении убеждения родителей, но и в необходимости соблюдать требования к проведению проверочных работ, критерии выставления отметок, обеспечение единых подходов ко всем учащимся (получается, что тем, кого дома не бьют, двойки ставить можно? или, может, на всякий случай всем будем только «отлично» ставить?), т.е. в данной ситуации «гуманизм» приводит к девальвации самой отметочной системы.

К счастью, такие крайние случаи довольно редкие. А массово мы сталкиваемся с другим: когда нашему ученику с первых дней внушается мысль, что 2 – это плохо, а 10 – хорошо, то потом практически ежедневно мы наблюдаем подсказки и списывание, выпрашивание отметок и исправления в дневнике, т.е. всевозможные способы получения заветной цифры. И, наоборот, как только объявляешь, что за данную работу отметка выставляться не будет, тут же можно услышать недовольный гул: а чего тогда напрягаться?.. (впоследствии эта школярская привычка настолько проникает в нашу жизнь, что мы даже не заостряем внимание на объявлениях типа «Граждане, оплатите за проезд. На линии работает контроль!» – т.е. если не проверяют, то выходит, что и платить (и учить), не нужно…)

Ставя во главу угла воспитательно-стимулирующую функцию отметки, мы часто забываем о ее прямом назначении: констатирующей роли. Грамотное отношение к отметкам должно быть как к линейке или к градуснику: измерение «температуры» успеваемости, чтобы в случае необходимости назначить соответствующее лечение. Но это можно сделать тогда и только тогда, когда «пациент» спокойно и нормально относится к данной процедуре, не сбивает температуру и не прячет градусник из страха, что его потом будут ругать или наказывать.

Причем измерять (ставить отметки) на начальном этапе неправильно вообще, ведь в процессе освоения нового ошибки и неудачи неизбежны, чему бы мы не учились и в каком бы возрасте мы не находились, и тогда «двойки» можно ставить всем подряд. Необходимо сперва дать время научиться (кстати, и не только в начальной школе, но и в старшей представляется целесообразным убрать текущие отметки, оставив только тематический и итоговый контроль).

Но даже выставление отметок как фиксация определенного результата не всегда является позитивным при обучении начинающих школьников. Когда мы сегодня проверяем учебный материал и ставим двойку, а назавтра ребенок разобрался и понял – то знания у него появились, а плохая оценка осталась. Получается, что нужны не просто знания, а знания к определенному сроку, иначе они «не считаются». С одной стороны, это понятно: государственная машина не может поджидать всех отстающих, иначе она просто не сдвинется с места. А с другой стороны, каково ребенку, чья задача не просто научиться читать или писать, а суметь это сделать именно к дате, назначенной сверху (более того, регулярные изменения наших программ показывают, что эти сроки трудно назвать объективными…) В идеале, содержание обучения должно быть представлено в виде открытой цепочки конкретных умений, чтобы ученик четко представлял динамику продвижения, видел уровень, на котором находится и дальнейшие перспективы (а сроки продвижения от уровня к уровню будут у каждого свои, как это и существует в реальной жизни).

Далее. Перед учителем начальных классов, несмотря на множество критериев оценивания, постоянно стоит проблема, что нужно оценивать: прилежание и трудолюбие или результат? Если старательность – то многие наши отличники, которые схватывают на лету, – из троек никогда не вылезут; если достигнутый уровень – то ребята, испытывающие трудности в обучении, быстро поймут, что учи – не учи, а выше головы не прыгнешь… И поэтому объективные критерии превращаются в субъективные, и удельный вес Петиной отметки совсем не такой, как у Васи. А т.к. ни один, ни другой по причине малолетства причинно-следственную связь установить не могут, то решают, что все дело в отношении учителя, который их «любит» или «не любит».

Мы начинаем спорить и доказывать, что выставляем отметки объективно, по заслугам, но при этом точно так же, как родители, где-то в глубине считаем, что все дети способны хорошо учиться, причем по всем предметам, и все дело только в том, что они «не стараются». Но ведь это не так! И вместо того, чтобы помочь каждому определить свои склонности и способности и затем их целенаправленно развивать, мы начинаем дополнительно заниматься с Пушкиным математикой, а с Эйнштейном – грамматикой. Но тот же Эйнштейн писал, что если рыбу оценивать по способности летать, то она будет вечной неудачницей. К счастью, рыба живет по принципу природосообразности и от «двойки» за полеты не страдает в отличие от нашего ученика (однажды я заметила расстроенного ученика, который объяснил, что переживает из-за того, что никак не научится определять падежи, на что я спросила, а почему он не расстраивается, что не умеет проходить сквозь стены или не знает марсианского языка? Мальчик был настолько обескуражен этими вопросами, что слезы высохли мгновенно…). Но тут прячется еще один подводный камень: если бы рыбе пришлось сдавать экзамен по теории летного дела, то при хорошей памяти она могла бы получить баллы выше, чем голуби с орлами! И опять-таки, что оценивается: формальные знания, которые в информационную эпоху держать в голове совсем необязательно, или практические навыки и компетенции, высокий уровень овладения которыми зависит не только от усидчивости?

Сторонники отметочного обучения нередко выдвигают такой аргумент, что отметка у ученика – это все равно, что зарплата у взрослого. И снова мы лукавим, забывая, что зарплату мы получаем за то, что УМЕЕМ делать, а школьнику отметка ставится за НЕУМЕНИЯ. Музыкант-виртуоз может не уметь водить машину, краснодеревщик не обязательно владеет программированием, но в расчетном листе, в отличие от дневника, подобные «средние баллы» («десять» за один предмет, «кол» за другой) не отражаются! (на минутку представим себе, что нам начисляют премии за то, что мы знаем (свой предмет, возрастную психологию, организацию внеклассной деятельности и т.д.) и тут же выписывают штрафы за то, чем мы не владеем (логистика, нефтедобыча, юриспруденция, авиация и пр.) – и что дальше: побежим скорей учиться или станем возмущаться, что нам это не нужно?).

Но мало этого. Помимо того, что мы ставим нашим детям отметки, мы называем это рейтингом и начинаем сравнивать успеваемость вначале внутри класса, потом между классами, затем между школами (районами, областями). И на основании отметок делаем выводы и об уровне учащихся и о работе педагогов, не считаясь с неравномерностью изначальных условий и последующей несправедливостью (ведь даже если все учителя завтра начнут выдавать отличников и олимпиадников, ситуация не изменится, потому что у горы может быть только одна вершина, а не несколько; просто это гора будет выше, чем сегодняшняя). Мы забываем о том, что существуют естественные ограничения, и погоня за рейтингом напоминает лозунг: «Всем выпускникам иметь рост метр семьдесят!» И мы начинаем искать чудодейственные средства, чтобы подтянуть наших учеников, но ввиду подобной бесперспективности просто во время проверок закрываем глаза на тех, кто встал на цыпочки или подпрыгнул (а потом ругаем ЦТ, дескать, дети так волновались, что уменьшились!).

И оказывается, что сегодня у отметки реально остается только одна «положительная» функция – это способ управления. Отвлекаешься – два, разговариваешь – два, забыл тетрадь – два, опоздал – два! – и все нормы оценивания отступают перед реальностью школьных будней: «А иначе с ними не справишься!». И действительно, современные дети уже другие, мотивы долга и интереса явно не являются ведущими, и тут в роли кнута и пряника выступает отметка. Причем учитель является посредником, а роль «казнить» или «помиловать» делегируется домой родителям, во всяком случае, в начальной школе.

Но может быть, обратиться и к другому опыту? Вспомнить, с каким азартом, с каким восторгом наши дети любят осваивать что-то новое и потом демонстрировать свои успехи: «Посмотрите, как я катаюсь!» (ныряю, вышиваю, танцую и т.д.) Им не нужны никакие отметки, радость от ощущения «Я могу, у меня получается!» гораздо сильнее (особенно, когда есть кому показать свои достижения). Может быть, та школа радости, которую придумал Шалва Амонашвили, и возможна только в условиях безотметочного обучения, а в погоне за отметками мы теряем естественную познавательную потребность?

Да, с отметками нам – взрослым – проще. Очень быстро к этой «простоте» мы приучаем и наших детей, хотя потом обвиняем их в прагматизме. Но может быть, все же попробовать убрать из школы страх и приписки, вернуть радость открытий и достижений; не форсировать умение соотносить усилия и результаты, научить спокойно воспринимать ограниченность своих возможностей и вместе с тем создать условия для раскрытия природных задатков, чтобы каждый смог выбрать дело по душе;. И когда говорят, что дети – наше будущее, то очень хочется возразить: «Нет, это мы их будущее!». И от того, как мы их сегодня будем учить; от того, что, как и когда мы будем оценивать, зависит то, какими они будут завтра. Свободными, творческими, уверенными, открытыми, любознательными или… как все.

С.И. Гин,
отличник образования РБ, учитель-методист, 
доцент кафедры акмелогии ГОИРО, кандидат
педагогических наук, учитель начальных классов
ГУО «Начальная школа № 63 г. Гомеля».


Опубликовано:
Наставницкая газета, 4 сентября 2014

  1. Гин, С.И. Отметки в начальной школе: за и против / С.И. Гин // Наставницкая газета. – 04 сентября 2014 г.

Гин Светлана Ивановна

Гин Светлана Ивановна

Гин Светлана Ивановна — учитель начальных классов квалификационной категории «учитель-методист», доцент кафедры акмеологии Гомельского областного института развития образования, кандидат педагогических наук, доцент.

Отличник образования Республики Беларусь, лауреат премии специального фонда Президента Республики Беларусь по поддержке одаренных учащихся.

В 1989 году окончила педагогический институт по специальности «учитель начальных классов». В 1990 году прошла обучение по ТРИЗ-педагогике и начала проводить занятия по развитию творческого воображения с учащимися начальных классов (с детьми SI Gin v biografiaразличного уровня подготовки: от классов индивидуального внимания до классов ускоренного обучения). С 1997 года — руководитель творческой группы воспитателей детских садов и учителей начальных классов, использующих в своей работе элементы ТРИЗ. Учитель экспериментального класса по использованию методики ТРИЗ в преподавании общеобразовательных предметов (1999-2005 гг.; 2005-2009 гг.), руководитель республиканского экспериментального проекта по психолого-педагогическому сопровождению младших школьников с высоким уровнем учебной мотивации (с 2012 г.).

Провела более 50 авторских семинаров для учителей начальных классов различных регионов Беларуси, России, Украины. Более 80 публикаций в российских и белорусских периодических изданиях: газеты «Первое сентября», «Аргументы и факты», «Настаўніцкая газета»; журналы: «ТРИЗ», «Адукацыя і выхаванне», «Народное образование», «Пачатковая школа», «Сельская школа», «Школьные технологии» и др., сборник «Педагогика + ТРИЗ».

Автор книг «Первые дни в школе», «Мир загадок», «Мир человека», «Мир фантазии», «Мир логики», «Занятия по ТРИЗ в детском саду», «Зачетные работы по математике и русскому языку, 2-4 классы»; автор программы факультативных занятий «Развитие творческих способностей» (рекомендована Министерством образования Республики Беларусь, 2006 г.). программы факультативных занятий «Математическая радуга» (рекомендована Министерством образования Республики Беларусь, 2010 г.).

Автор образовательного проекта «Качественное образование — это формирование креативности младших школьников» — победителя республиканского конкурсе профессионального мастерства «Учитель года — 2006», член жюри международного конкурса детских проектов «Я —исследователь» (г. Москва, 2005 г.), член совета республиканского клуба финалистов конкурса профессионального мастерства «Хрустальный журавль», ведущий сотрудник международной Лаборатории «Образование для Новой Эры».

Контакты:
svetgin@mail.ru

Комментарии  

Виктория
0 # Виктория 19.05.2016 07:19
Все верно! В Казахстане в Назарбаев Интеллектуальных школах эта проблема решена. Дети в течение четверти получают отметки Достиг цели или Стремится. Т.е. они могут улучшать свои показатели по критериям, которые учащимся известны еще на начало периода обучения. Кроме того, в этих школах обучают самооцениваю и взаимооцениванию.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
Вячеслав
0 # Вячеслав 06.06.2016 20:24
В финских школах вообще на ставят оценок и даже на дом не дают домашних заданий. Все УУД (российский ФГОС), для меня более понятен ЗУН, достигаются школьниками внутри учебного заведения. Тем самым не отнимается радость детства.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
Андрей
0 # Андрей 01.09.2016 16:23
Как вариант можно ставить только общую итоговую оценку за предмет, заранее установив критерии - например, на тройку нужно знать тему/умение "А", "В" и "С"; на четверку еще "E" и "F"; на пятерку "G" и "H"; и на 5+, кому предмет очень интересен, есть еще "I".
Тогда в процессе обучения ученик будет понимать, на какую оценку он готов, и что еще нужно сделать, чтобы в итоге получить ту оценку, которую он хочет.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Последние опубликованные

Комментарии

  • КНИГИ ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ

    Татьяна Платонова Татьяна Платонова 19.07.2018 13:49
    Очень полезный список, спасибо. Отметила для себя несколько "срочных" :-) книг. Еще очень на меня ...
     
  • КНИГИ ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ

    Люда Ч. Люда Ч. 25.05.2018 12:15
    Благодарю за статью. Особое отношение к Павлу Парфентьеву и его опыту семейного образования. В ...
     
  • КАРТОТЕКА БИОЛОГИЧЕСКИХ ЭФФЕКТОВ

    Валентина Валентина 25.05.2018 07:22
    Спасибо большое, очень интересно))))))