Четверг, 04 сентября 2003

ЗАНЯТНЫЕ СЛУЧАИ ИЗ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ

Дорогие коллеги, посетители сайта! С кем не случается? Наверное, и с Вами случалось что-то интересное, из чего можно сделать поучительные выводы. В этом проекте может поучаствовать каждый — достаточно написать свою историю из педагогической практики по адресу Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.. Это может быть история, связанная с учениками, с коллегами, с начальством — нам интересны педагогические находки и удачи, меткие наблюдения, педагогические и управленческие конфликты… Кстати, не обязательно история должна была произойти именно с Вами — Вы могли быть просто наблюдателем, или Вам ее кто-то рассказал...

В случае публикации Вашей истории на сайте или в любом из наших изданий Ваше авторство будет сохранено, а Вам сообщим о факте публикации. Кстати, при желании Вы можете публиковаться и под псевдонимом.

Читайте, вспоминайте, пишите!

Бомбы, которые не сработали

Начало учебного года. В 9-м классе идет «становление» нормальной, напряженной учебной работы. Я ввожу новую форму контроля — фактологический диктант. Форма жесткая, списать практически невозможно. Ученики заранее знают список вопросов — на дверях класса висит лист с вопросами для обоих вариантов. Списать невозможно — но двое ребят с одной парты решили все-таки обмануть учителя. Каждый из них заготовил по две «бомбы» — так на жаргоне назывались заранее подготовленные ответы. Почему по две? Потому что заранее неизвестно, какой вариант придется писать.

И вот я диктую вопросы, все пишут, и только эти двое усердно делают вид — ведь у каждого на коленях лежат «бомбы» — в нужный момент нужно только быстро подменить листы.

Перед тем, как продиктовать последние вопросы, я говорю классу: «Будьте внимательны!» И диктую вопросы «наперекрест» — то есть первый вариант получает последний вопрос из второго варианта. Все спокойно пишут, и только лица двух «рисковых парней» вытягиваются: «Анатолий Александрович, Вы ошиблись!»
— Да нет, ребята, это вы ошиблись! — говорю я под хохот одноклассников, которые были осведомлены о планах «героев».
Из личной практики А. А. Гина.

Слушать себя полезно

Сергей К. — толковый парень, неплохо решает задачи и, по школьным понятиям, знает физику. Но ответ Сергея по предмету — это всегда «прыжки» мысли и сбивчивость речи. Если ставить Сергею высокие оценки, не обращая на это внимания, то его ждут неприятные сюрпризы на экзаменах. А снижение отметки воспринимается им, как незаслуженная придирка — «я ведь физику знаю». Попытки добиться понимания ни к чему не приводили, пока я не сообразил — парень просто не может посмотреть на себя со стороны и действительно увидеть, как выглядит его ответ.

Решение было найдено такое: ответ Сергея записан на магнитофон, и он сам себя прослушал. Впечатление было сильное — он осознал свою проблему и стал над ней работать. После этого случая я понял, что нашел очередной полезный прием, который был включен в книгу «Приемы педагогической техники».
Из личной практики А. А. Гина.

А я болел!

Сентябрь. Новый класс, новые лица. Вызываю решать задачу Валеру Д. Валера — крепкий парень, первый разряд по вольной борьбе — не спеша поднимается и привычно тянет: «Анатолий Александрович, а я вчера болел и не подготовился». Я прекрасно понимаю, что парень просто «отмазывается», это понимают все в классе — но что делать?

Я посадил Валеру на место и рассказал детям анекдот:

«Сидит воробушек на ветке, подлетает к нему орел.
— Я орел, а ты кто такой?
— И я орел!
— А что ж такой маленький?
— А я болел!»

Больше в этом классе никто таких слов не говорил.

А я собрал картотеку анекдотов и притч «про образование» — время от времени что-то да пригодится…
Из личной практики А. А. Гина.

Вы будете решать задачи!

9-м «Б» класс в том году собрался особый. Одни девочки. Мальчики из 8-го «Б» ушли в ПТУ, а девочкам некуда было... Лучшие ученики — в «А» классе, а в «Б» — одна отличница, желающая получить медаль по принципу «на темном небе и слабая звездочка ярко светится», две хорошистки и 17 троечниц, большинство из которых запустили учебу давно и надежно.

Мои первые попытки научить их решать задачи — пусть даже самые простые из стандартного сборника Рымкевича — натолкнулись на два больших препятствия.

Первое препятствие: мои троечницы не умели работать с формулами. То есть, совсем не умели. Выразить одну величину через две другие для них оказалось непосильной задачей.
Второе препятствие выражалось репликой: «Анатолий Александрович, да отстаньте Вы от нас. Мы задачи не умели решать, не умеем, и не будем уметь…». Такое вот неверие в себя вперемешку с привычкой ничего не делать.

Вот ведь противоречие: за пределами класса — нормальные люди, есть о чем поговорить. А как только урок — проявляют чудеса «тупизны»… Как быть?

Я все-таки решил попробовать научить этих девчонок решать задачи — не ради физики, а ради того, чтобы они не считали себя такими потерянными для учебы. И чтобы работать было интересно. Начал я с того, что дал на дом простейшую задачу, аналог разобранной в классе. А на следующем уроке вызвал на разбор этой задачки Люду Н. — девочку неглупую и обладающую статусом одного из лидеров класса. «Анатолий Александрович, я задачу не поняла», — выдала Люда. — «Хорошо, выйди к доске и объясни, что именно ты не поняла»… У доски Люда шаг за шагом в диалоге со мной расписала решение и не смогла объяснить, чего же именно она не поняла — ведь такое признание перед всем классом с учетом всех описанных условий было бы равносильно признанию в глупости. После этого я сделал объявление: с этого дня вы будете получать на дом только такие задачи, с которыми — я ручаюсь — вы сможете справиться. Если кто-то не смог справиться с задачей, то это я виноват — но сначала ему придется доказать, что он не справился, а не поленился. При этом выполнение домашнего задания я буду жестко контролировать разными способами на каждом уроке.

Пришлось мне после этого засесть за пишущую машинку — компьютеров тогда еще не было. На каждый урок я готовил три простых аналогичных задачи: одна разбиралась на доске в классе, вторая решалась в классе самостоятельно, третья была на дом. Постепенно, шаг за шагом, я научил класс работать с простыми формулами, решать задачи в одно-два действия. На это ушло около двух месяцев. Но зато многие девчонки почувствовали удовольствие от того, что они могут! Да, трудных задач они так и не научились решать, но зато простых за урок нарешивали по 5-7, и отметки свои зарабатывали трудом, увлеченно. Началось даже соревнование — я давал на уроке много типовых задач — кто решит больше? Вопросы дисциплины на уроке тоже ушли в прошлое…

Однако готовить так задачи к каждому уроку — непосильный труд. Поэтому через несколько лет я нашел автора — замечательного учителя физики Иосифа Борисовича Хаздана, который по этой, опробованной на 9-м «Б» схеме работы с «запущенным» классом, сделал Сборник задач по физике «Базовый» — по всем темам для трех последних лет обучения физике.
Из личной практики А. А. Гина.

Практикант и гамадрилы

Эта история произошла в том же 9-м «Б» классе, о котором я рассказал предыдущую историю. В класс пришел
студент-практикант. С физикой у него все было в порядке, но вот выглядел он не старше учеников, да еще маленький, худой, застенчивый.

На первых его уроках я сидел на задней парте, и мои девочки вели себя вполне допустимо. Но вот я преднамеренно оставил его наедине с классом — и тут началось. Девицы строили «глазки», вгоняли его в краску своими «невинными» вопросами, и за учителя вообще не принимали.

Следующий урок я вел сам, и за пару минут до звонка сделал редкую для себя вещь: отвлекся от физики и рассказал им истории «об обезьяньей психологии».
Есть такие большие обезьяны — гамадрилы. У гамадрил в стае полный порядок: есть вожак, которого все слушают, и есть учитель, который учит молодых. Учитель — это старый, уважаемый самец. Молодняк его слушается беспрекословно. Но вот ученые провели эксперимент: подстригли седую шерсть старого самца — и теперь он стал выглядеть как молодой. И ученики перестали его воспринимать как учителя. Психология обезьян так устроена, что они уважают за длину шерсти, а не за реальные знания и умения.

— Анатолий Александрович, а почему Вы нам это рассказали?
— Так вы ведь умные, все сами понимаете…

После этого вопрос об отношении к практиканту решать не пришлось.
Из личной практики А. А. Гина.

Если смех неизбежен

Маститый профессор читает лекцию потоку в большой аудитории, размерено расхаживая по кафедре. И вот, давая поставленным голосом важное определение, профессор неосторожно отступает от доски, падает с кафедры и оказывается сидящим на полу. Что делать? Пафос лекции перечеркивается в одно мгновение. Можно представить и более дальние негативные последствия…

И все-таки профессор не растерялся: понимая, что смех неизбежен, он «обращает вред в пользу»: сидя на полу, он заканчивает начатое определение.
Историей поделились С. А. Тихомиров и Н. Ф. Васильев, СПб.

Ответ без ответа

На занятии студент «сочетает полезное с приятным»: пытается фиксировать то, что объясняет преподаватель, и слушает плеер. Это не способствует созданию рабочей обстановки, но преподаватель, чтобы не нарушать ход занятий, просто не обращает внимания на этого студента. После занятий студент с плеером, не снимая наушники, подходит к преподавателю, чтобы задать вопрос по пройденному материалу — он ведь не все понял. Как поступить в этом случае преподавателю?

Возникает противоречие: преподаватель должен дать ответ, исходя из своего служебного долга, и не должен давать ответ, чтобы проучить студента.

Выслушав вопрос студента, преподаватель отвечает беззвучно, только шевеля губами. Студент в недоумении: музыку он выключил, а преподавателя все равно не слышит. Он снова задает вопрос, получая ответ в той же форме…
Историей поделилась Л. В. Иванова.

Говорите громче!

Идет защита курсового проекта перед экзаменационной комиссией. Студент докладывает результаты своей работы очень тихо. Неоднократные просьбы председателя комиссии говорить громче действия не имеют. Как побудить студента хотя бы на вопросы комиссии отвечать громко?

Члены комиссии начали задавать вопросы так же тихо, как студент делал доклад. Вынужденный переспрашивать студент осознал свою некорректность по отношению к комиссии.
Историей поделилась Н. Г. Бутырина.

Как избавиться от подсказок

Идет устный экзамен. Преподаватель проводит собеседование с одним из студентов по вопросам экзаменационного билета. Еще несколько студентов готовятся к ответу и ждут своей очереди. Для более качественной аттестации экзаменуемого преподаватель задает дополнительный вопрос.
Студент задумывается, а в это время из аудитории звучит подсказка, которую слышит и преподаватель.

Усилия экзаменатора сведены на нет. Можно задать еще дополнительный вопрос, но где гарантия, что все не повторится снова? Можно принять «суровые» меры, но это окончательно испортит экзамен и плохо отразится на дальнейших отношениях преподавателя со студентами. А можно ли сделать так, чтобы подсказки прекратились без суровых мер?

Экзаменатор прерывает собеседование и говорит студентам, что его многолетний опыт работы со студентами позволил сделать вывод о том, что подсказчиком движет отнюдь не чувство товарищеской взаимопомощи: здесь действуют другие механизмы. Этих механизмов два, и оба они проявляют не самые лучшие для данной ситуации человеческие качества.
Во-первых, подсказчик находиться в более легких психологических условиях, на нем нет груза ответственности — на «чужие» вопросы отвечать всегда легче.
Во-вторых, замешательство коллеги он подсознательно стремится использовать для того, чтобы показать себя. Смотрите: я лучше, я умнее. И то, и другое не делает чести подсказчику.

Как правило, в этой студенческой группе подсказок больше не бывает.
Историей поделился Н. Ф. Васильев, СПб.

Завуч против «минеров»

Однажды полдесятка киевских школ были «заминированы» по телефону. К 16.00 еще не все школы были проверены, но стало очевидно, что это «шутка» школьников. Возникло подозрение, что такие «шутки» могут повториться. Тогда учителя СШ № 79, что на ул. Шота Руставели, нашли способ борьбы с «минерами».

Завуч школы объявила по всем классам, что сорванные занятия будут проведены в субботу — во вторую смену. В результате ученики быстро поняли, что срывать занятия невыгодно.
Историей поделилась С. Еселева, Киев.
Войну с «минерами»-школьниками выиграют учителя? —
Газета «Факты», № 59. — 4.12.1997. — С. 1.

Присылайте свои истории по адресу: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..

Гин Анатолий Александрович

Гин Анатолий Александрович

Консультант-эксперт по ТРИЗ (теория решения изобретательских задач), основатель и научный руководитель международной Лаборатории «Образование для Новой Эры», генеральный директор автономной некоммерческой организации содействия инновациям «ТРИЗ-профи», вице-президент Международной ассоциации ТРИЗ по вопросам образования.

Провел более 200 семинаров для студентов, учителей, психологов, преподавателей вузов, инженеров и предпринимателей в странах СНГ, Латвии, Польше, Франции, Китае, Южной Корее. Работы изданы на многих языках (белорусский, украинский, эстонский, чешский, польский, английский, китайский, корейский, французский, немецкий...). Автор 15 и редактор более двадцати книг.